Главная
Наш край
Культура
Общество
Выпьем с горя
Литература
Поэзия
Легенды
С.Г.Чавайн
Перевод Библии
Первые переводческие тексты
Несколько слов о мифах и мифологии
Язык
ЧТО ТАКОЕ ЕВАНГЕЛИЕ?
Школьный бизнес
Литература для слепых
Радость дома - дети
Спорт
Баня
УДМУРТСКИЕ ДЕТИ СЛАВЯТ БОГА НА РОДНОМ ЯЗЫКЕ
Истории жизни
Музыка
Молодежь
Новости
Ссылки
Эрзя - Мокша
Коми
Марийцы
Удмурты
Вепсы
English
 

В.К. Абрамов. Несколько слов о мифах и мифологии. 

         Краткие биографические сведения:

Абрамов В.К. –  историк, родился в 1948 г. в г. Саранске, в семье писателя К.Г. Абрамова. По национальности мордвин,  имеет высшее гуманитарное и техническое образование. В 1971 г. окончил Металлургический факультет  Политехнического института в г. Горьком (ныне Нижний Новгород). Работал инженером-технологом на литейном заводе. В 1973-1975 гг. проходил службу в Советской Армии в качестве командира танкового взвода. В 1978 г. заочно окончил Историко-географический факультет Мордовского госуниверситета по специальности «История и обществоведение». В 1981 г., - аспирантуру по специальности «История СССР». В 1982 г. защитил кандидатскую диссертацию на тему: «Крестьянство Мордовии в годы Гражданской войны»; в 1997 г. докторскую - «Социально-политическая история мордовского народа (1897-1939)». С 1997 г. и.о. заведующего,  с 1998 г. – заведующий кафедрой новейшей истории народов России Мордовского госуниверситета. С 2000 г. - профессор, с 2001 – Заслуженный деятель науки Республики Мордовия. С 2005 г. член European Academy of Natural History, с 2006 г. член-корреспондент Российской Академии Естествознания. Общий стаж работы – 35 лет, педагогический – 23 года. Выпустил около 300 научных и учебно-методических работ, в т.ч. 4 монографии и 3 учебных пособия. Ответственный редактор 9 сборников научных статей. На общественно-политические темы опубликовал более 100 статей,  печатался  в центральных, региональных и зарубежных газетах и журналах, в т.ч. «Наука и жизнь, «Литературный европеец», «Известия», «Литературная газета», «Литературная Россия», «Аргументы и факты»  и др.

 

В 2007 г. под грифом «Золотое перо Руси» у него выходит поэма: «Легенда о серебряном всаднике», написанная по материалам древнемордовской мифологии.

Вопрос. Владимир Кузьмич, вы по образованию инженер и историк, работаете, в основном, над социально-политическими проблемами ХХ века, как случилось, что заинтересовались мифологией мордвы?

Ответ. Мифологией я интересовался всегда. Она чрезвычайно интересна. Ведь мордовский народ — один из древнейших в стране. Он со­временник скифов и сарматов, сосед готов и гуннов, союзник хазар и волжских булгар. Долгое проживание на постоянной тер­ритории, бережное отношение к опыту предков позволило ему сохранить свой древний язык, богатейшую мифологию и традиции культуры, уходящей корнями к истокам человеческой цивилиза­ции. В языке, одежде, музыке, мифологии - всей культуре оста­вили следы многовековые контакты мордвы с давно исчезнувшими народами различных языковых групп: финно-угорской, иранской, кельтской, прибалтийской, германской и др. Богатейшим фольклором и мифологией мордвы всегда интересовались вы­дающиеся ученые: среди них русские — А.А. Шахматов, В.М. Майнов, П.И. Мельников-Печерский, финские — X. Паасонен, А. Хейкель и многие другие. Им удалось собрать мно­жество легенд, мифов, преданий, сказок и песен, дошедших из глубины веков и даже тысячелетий. Именно по мордовским ме­лодиям русский композитор А.П. Бородин написал знаменитые „Половецкие пляски" к опере „Князь Игорь". Мордовский лек­сикон был использован украинским филологом О.Б. Ткаченко при воссоздании угасшего тысячу лет назад мерянского языка.

В. Может быть, что-то послужило непосредственным стимулом?

О. Непосредственным толчком к более тщательному изучению мордовской мифологии стал для меня один интересный случай. Это было  в 1977 г., когда я, находясь в командировке в г. Горьком купил в магазине на Покровке  книгу «Мифологии древнего мира», переведенную на русский язык за год до этого. В ней наткнулся на «миф о пропавшем боге», в котором верховный хеттский бог, устроивший «пир богов», куда то посылал бога Бури. У меня возникло впечатление, что я это уже где-то читал. В примечаниях к песне было сказано, что она переведена на английский язык с глиняной таблички, найденной в начале ХХ века (по моему в 1906 г.) при раскопках Хеттской столицы второго тысячелетия до нашей эры. Конца у песни не было, т.к. табличка оказалась сломанной. То есть читать это ранее  я нигде не мог. И, тем не менее,  чувство вторичности текста меня не покидало. Вернувшись  домой стал докапываться до истины и вот, в собрании сочинений известного мордовского ученого М.Е. Евсевьева, нашел песню, записанную им в одной мордовской деревне в конце XIX века, которая так и называлась: «Пир богов». Не все детали там совпадали, конечно, с хеттской песней, но основной сюжет был тот же, и у мордовской песни был конец: бог Времени посылает бога Грома за богиней Плодородия. Представляете, четыре тысячи лет, а может быть и более, эта песня передавалась из поколения в поколение. И тогда до меня стало доходить, какое богатство таится в мордовской мифологии и в преданиях других народов.

В. Может быть нашли в них еще что-нибудь подобное?

О. Нашел и другие интереснейшие факты сохранения древних знаний. Например, в греческой мифологии, как известно, Зевс-Громовержец, сверг с верховного престола своего отца - бога Времени Хроноса. У мордвы тоже есть такой миф. Только в нем победил бог Времени, сбросивший бога Грома на землю. Как гласит предание, тот упал в реку  Суру, и  от удара Сура потекла в другую сторону. Я относился к мифу, как к красивой фантазии, пока не прочитал в одной геологической статье, что Сура раньше действительно текла в другую сторону, в бассейн Дона, а повернула на север и стала впадать в Волгу, в результате какого-то катаклизма. Но произошло это многие тысячи лет назад. Или как вот прикажете относиться к отмеченному многими преданиями явлению, когда солнце встает на западе и заходит на востоке, особенно в свете новых геофизических открытий о периодической смене магнитных полюсов земли?

В. А почему для изложения мифологических сюжетов вы избрали стихотворную форму?

О. Большинство мордовских мифов записано фольклористами именно в стихотворной форме, так что я только следовал традициям. Правда, их стихотворные размеры и ритмы  различны, но я не такой уж сильный поэт, что бы точно уловить все их тональности, поэтому выбрал только один размер и ритм – ритм топота коня, скачущего по бескрайней степи времени.

В. Какой миф послужил основой для вашей «Легенды о серебряном всаднике»?

О.  Конкретной легенды именно о серебряном всаднике, насколько мне известно, в мордовской мифологии нет. Я её собрал из различных мифов, легенд и сказок, используя характерные черты и особенности центрального героя — инязора Тюшти: серебряный пояс, серебряные палаты, отделанные серебром доспехи и одежду, наконец, серебряный отсвет месяца, таинственно управляющего его возрастом. Основу поэмы составляют мно­гочисленные легенды и песни о легендарном мордовском царе Тюште.

В. А что означает это имя?

 О. Немало копий сломано в научных турнирах по поводу этого имени. Одни возводят его к финскому tuusta (крепкий, строгий), другие к мордовскому «теште» (звезда).  При этом многие полагают: Тюштя — не имя, а титул верховного правителя. Автору ближе всего представ­ление, что в основе этого слова лежит древнемордовское туш - борода, отсюда Тюштя буквально «бородач», а по смыслу старейшина, синоним тюркского термина аксакал. Как бы то ни было, в фольклоре это собственное имя или прозвище конкретного человека, обладающего несокрушимой силой, мудростью, хитростью и даже волшебством, и избран­ного инязором всей мордвы велением рока.

В. Предания о Тюште это красивая фантазия или они имеют под собой какие-то реальные исторические основания?

О. По мнению специалистов, легенды о едином мордовском правителе появились с развитием процесса политического объединения мордовских племен, зарождения государствен­ности. Эту эпоху обычно начинают с середины первого тыся­челетия нашей эры. В последующие века образ Тюшти по­крывался все новыми слоями исторического опыта, отражен­ного в народном сознании, приобретал черты конкретных правителей, начинал действовать в реальных исторических со­бытиях. В еще более глубокую древность уходят корни легенд о мордовской космогонии, пантеоне богов и др., составляющих мифологический фон главного героя. Одному Богу известно, насколько эти образы совпадают с представлениями более чем тысячелетней давности, но все они взяты из фольклорных сюжетов, отраженных в публика­циях. Авторские версии, введены лишь для их логического скрепления. Многие публикации противо­речат друг другу, многие вопросы дискуссионны, в частности, входила ли богиня Анге в мордовский пантеон и др. Поэма не научное исследование, а образное, во многом интуитивное и субъективное восприятие явлений. Она предназначена для интеллектуально развитой молодежи, но, думается, что и взрослому читателю будет интересно познакомиться с одной из древнейших мифологий мира, ее понятиями добра и зла.

В. Вы выпустили три учебных пособия по математическим методам в исторических исследованиях, каким-то образом количественная формализация присутствует в «Легенде о серебряном всаднике»?

О. Это получилось как-то само собой. От моего дома до работы минут 30 езды на автобусе и в движении   спонтанно стали складываться стихи, примерно одно четверостишие в день. За неделю выходила песня в семь строф, за месяц одно сказание в двадцать восемь. Когда поэма издавалась первый раз в 1996 г. я подумал, что это должно быть как-то отражено и, в результате в ней оказалось 732 строфы, или если считать их днями, ровно два високосных года по двенадцать сказаний-месяцев в каждом. Я тогда даже подумывал о создании нового календаря с двенадцатью  месяцами по двадцать восемь дней и одним месяцем отпуска, но из газеты «Известия» узнал, что такой    календарь уже был предложен одним американцем. Не желая быть плагиатором, в новом издании я сделал сорок восемь сказаний - лунных месяцев - по двадцать девять или тридцать строф-дней в каждом, на четыре книги-года. Но это, конечно, не главное.

В. Как читатели приняли первое издание «Легенды…»?

О. Первое издание поэмы было принято читателями очень хорошо и, что удивительно, критиками тоже. Было, в т.ч. и в зарубежных периодических изданиях, несколько хороших рецензий, написанных специалистами высокого класса. В Мордовии одно мнение, по-моему, было негативным, но поскольку оно исходило от слабенького специалиста, я его всерьез не принял.

В. Что вы почувствовали, когда узнали, что стали лауреатом такой престижной премии, как  «Золотое перо Руси»? О. Был очень обрадован. Я, конечно, видел многие литературные недостатки своей поэмы, но также понимал, что сами сюжеты, собранные тысячелетней народной мудростью гениальны. Видимо они и перевесили в глазах экспертов «Золотого пера Руси» мои огрехи как поэта. В. В какой мере в «Легенде…» отразилось современное состояние вашего народа. О. Я старался строго придерживаться мифологии и не давать воли современным настроениям. Но суть человека мало изменилась за прошедшие тысячелетия, и многие сюжеты прошлого звучат удивительно современно. Ныне мордовский народ снова переживает не лучший период своей истории. За ХХ-е столетие его численность сократилась почти в два раза. Сужается сфера применения родного языка, утрачиваются многие элементы традиционной культуры, настоящим бедствием становится национальный нигилизм. Однако в многовековой народной жизни встречались и более сложные времена. И, думается, опыт, отраженный в мифологии, легендарные деяния предков помогут мордовскому народу преодолеть все трудности и занять достойное место среди других народов земли.  

 Татьяна Ларина.   

Молодежь Московии.

 
Elupuu Elupuu in english Erzja page Khanty Komi Mari Udmurtia Veps