Главная
Наш край
Культура
Общество
Истории жизни
История одной семьи
История Козьма
У каждого из нас есть свой мир
Только Бог дает настоящее освобождение и утешение
Дай Бог, не в последний раз!
в поисках «потерянного рая»
у Него нет «второсортных» людей
Вера в Бога — смысл жизни
\«Ведь мог же я, рожденный на Кавказе.. понять и полюбить этот народ\»
Возрождение к жизни
Музыка
Молодежь
Новости
Ссылки
Эрзя - Мокша
Коми
Марийцы
Удмурты
Вепсы
English
 

«Ведь мог же я, рожденный на Кавказе.. понять и полюбить этот народ»

 

Желноваков Павел - миссионер, приехавший в Удмуртию в 1990 году.  Это человек, который оставив свою родную землю, имея мечту в сердце, приехал для того, чтобы служить удмуртскому народу. Это человек, для которого не безразлична судьба удмуртского народа, и который так искренне любит этот народ. На сегодняшний день является старшим пастором церкви "Филадельфия" в городе Ижевске и её филиалов по всей Удмуртии. О жизни и служении Павел Желноваков поделился в коротком интервью.

 

·        Как пришло решение приехать сюда, в Удмуртию?

Пожалуй, ответить на этот вопрос для меня не очень просто. Возможно, что часть ответа находится в далеком прошлом. Может через год или два после моего покаяния, находясь в Подмосковье в гостях  у друзей христиан, я оказался на одном кладбище, где за скромной церковной оградкой увидел то, что и изменило мою жизнь. Это была скромная надпись на одном надгробии, что потрясло навсегда мою душу. Надпись гласила о том, что в этом месте похоронены 9 человек: семеро детей, младшей 7 лет, а старшей 19, а также родители. Все они умерли в течении 7 лет, последними умерли родители… Не дай Господь кому из нас пережить столь трагичную судьбу. Я долго плакал, стоя у этого надгробия, понимая, что уже не смогу спокойно жить, кушать, спать, любить, пока в мире происходят такие беды. Видимо тогда и произошел мой призыв к миссионерскому служению. Не менее интересно и то, что примерно в это же время, в одной из шведских церквей в Стокгольме, группа христиан начала молиться за Удмуртию. Как-то в Божьих планах эти события были объединены. Все остальное: знакомства с местными христианами, встречи, приглашение приехать и открыть библейскую школу  - это уже видимые вехи Божьего определения, что и сбылись в декабре 1989, начале 1990 года.

·        С чего началось ваше служение здесь?

Меня никто не учил специальным знаниям или тайнам миссионерства. Наверное, можно было даже сказать, глядя на меня, что я больше наивен, чем опытен. Все что я мог и о чем молился всеми силами своего сердца – это сказать все, что есть Бог, любящий человека и несущий нам надежду. Бог хранит сердца простодушных и доверяющих Ему людей. Так было и со мною. Что-то говорило в моем сердце, что мне нужно придти в библиотеку или музей, чтобы постараться понять не только культуру тех, кому хотело служить мое сердце, но понять, почти пережить их боль, узнать их прошлое, каким бы драматичным оно не было, прикоснуться к их мечте. Так в скором времени я и оказался в библиотеке имени Ленина, в Ижевске. Все остальное, наверное, как и у многих других миссионеров: с утра до вечера ходил по городу, проповедуя евангелие любви и спасения везде, где только возможно. Сейчас с трудом могу представить, что могу пойти проповедовать женщинам в «салон красоты», а тогда это было нормально. А может, мы сейчас что-то утеряли, стали слишком мудрыми и современными? Бог знает…

·        Как и каким образом появилось видение национального служения?

Глупо,  проповедуя на земле, искони принадлежащей тому или иному народу, пренебрегать мыслью о том, что им первым и в большей степени должна быть донесена весть Евангелия. Это не значит, что надо пренебрегать другими людьми, создавая тем самым новую форму национального унижения или даже нетерпимости. Достаточно хорошо познакомившись с историей удмуртского народа, их верованиями и ожиданиями, я понял одну хорошую вещь: этот народ в достаточной степени приготовлен к принятию вести спасения, и осталось найти правильные пути к сердцам и умам тех, кто все еще в поиске, порой очень печальном. К тому времени в церкви было уже много удмуртов и число их росло. Им нужен был лидер и не один. В моем сердце мысль о национальном служении особенно обострилась после неудачной и весьма неразумной попытки одной из евангельских церквей в Ижевске, разобраться с оккультным прошлым этого народа, с проклятиями в его судьбе и т.д. Я понимал, если это приобретет дальнейшее подобное развитие, это только оттолкнет многих удмуртов от евангелия и сделает евангельское движение даже опасным в глазах уставших людей. Разве об этом молились наши друзья в Швеции и наши отцы в России?! Я русский человек, призванный Богом в Удмуртию с Украины, сделал ту часть, что Бог вложил в мое сердце для этого народа, но спасение народа должно стать частью мечты и жизни самих удмуртов-христиан. Если их не взволнует судьба их народа, тогда так и будут носиться идеи проклятия в умах потерявших надежду, пока кто-то их не направит в опасное русло. Наверное, это и стало активным толчком к большему развитию национального служения. Впрочем, это касалось не только удмуртов, но и служения татарскому народу.

·        Насколько, на ваш взгляд, успешно сейчас национальное удмуртское служение?

Я радуюсь тому, что происходит, понимая, что небеса весьма радуются даже одному кающемуся человеку, а их уже даже не десятки, а сотни. Я искренне благодарен тем, кто жертвует не только время, но порой и здоровье, чтобы достучаться к тем, кто погибает в грехах ненависти, пьянства и безысходности. Мне это понятно, я сам приехал в этот край с этой целью. Однако, в этом служении есть то, что часто печалит меня. Мне думается, что многие годы унижения и оскорбления удмуртов и разрушение их культуры в царской и советской России наложили настолько сильный отпечаток на людей, что, даже уже став христианами и находясь в церкви, некоторым из них нелегко оставить память прошлого. В итоге обиды, непонимание, элементы нездорового национализма, даже моментами некая цивилизованная месть русским.

·        Каким вы его видите в дальнейшем?

Я вижу его как национальное служение очень серьезно и глубоко пронизанное культурой духа. Ведь Евангелие формирует отношения и ценности надкультурные в своей сути, вмещающие в себя другие народы, их боль и мечты. Ведь мог же я, рожденный на Кавказе, воспитанный в Украине,  понять и полюбить этот народ, переступая через пропаганду национального унижения, пошлых анекдотов, так свойственную советскому и постсоветскому времени. Я хочу, чтобы и лидеры и рядовые служители, а собственно и все удмурты в церквях, пережили глубокую ценность личности в глазах Бога: в этом взгляде мы равны перед Ним, но каждый со своим назначением. Мы, такие разные, так нужны друг другу. Полагаю, что это очень сильно раскроет сердца тех, кто уже служит, что и позволит им не только принимать большие потоки Божьей благодати, но безбоязненно и щедро изливать ее на всех людей. Я хочу видеть его с сильными лидерами, не боящимися брать на себя ответственность, мудрыми, чтобы правильно руководить и сильными, чтобы вести к вечным целям, а не только к мечте народа. А еще я хочу, чтобы у этого служения было очень красивое интеллигентное лицо. Слава Богу, мы на пути к этому. 

·        Как быть с проблемой алкоголизма, которая очень остро стоит не только для удмуртского народа, но и для всех финно-угорских народов? Есть ли выход?

Конечно, есть. Он, безусловно, скрыт в вере в Бога и возможность построить с Ним доверительные отношения любви. Ведь пьянство – это не что иное, как продукт греховности человека. Однако, для многих людей эта весть может так и остаться закрытой. Причин тому несколько. Весть евангелия – эта большая часть истины об освобождении от алкоголя, но у этой беды есть и другие причины: социальные, правовые, культурные, семейные... А потому церковь и не призвана в одиночку решать эти проблемы, чтобы не повторять ошибки предшественников, это от гордыни. Евангелие должно коснуться всех этих граней жизни нашего общества, и чем быстрее и глубже оно придет в эти сферы, тем быстрее и полнее будет и освобождение. В общем, нам есть о чем молиться.

·        Возможно ли каким-то образом решить проблему суицидов, так же остро стоящую перед удмуртским народом?

Полагаю, что алкоголизм и суицид – это звенья одной цепи, а потому и решать ее нужно правильными путями и совместными усилиями. Вот только непонятно мне, почему наше светское общество, в лице некоторых чиновников и политиков так страстно отказывается от большого опыта евангельских церквей в вопросе освобождения от навязчивых мыслей о самоубийстве. Впрочем, понимаю: это от той же самой гордыни. Однако особенность суицида в том, что он больше процветает там, где исчезает надежда, особенно религиозная. Считаю, что это главная причина роста суицидов у удмуртов и не только у них. Ведь убивающий себя не подозревает о том, что его ожидает за гранью смерти, веру то у него украли. Совершенно убежден в том, что если бы он, хоть на несколько секунд заглянул в ад, он даже в дурном сне не пожелал заканчивать свою жизнь столь бездумно и дико. Удмуртам необходимо ясное, честное слово о запредельном мире и надежда на Бога, как в этой жизни, так и для вечности. А вечность придет неизбежно, вот только как там нас встретят, бредущих без надежды…

·        Что на сегодняшний день вы можете пожелать удмуртской молодежи?

 Наверное, стоит разделить вопрос: верующей и неверующей молодежи. Для тех, кто не знает Бога, пожелание одно: не стоит так бездумно прожигать время, здоровье, честь и достоинство. Бог предназначил для вас другую судьбу, а потому будет разумным поискать ее, пока молоды.

А для верующих? Кажется, все так просто и легко, желай и будет… Я, как пастор, как отец и просто человек, который любит вас, хочу не желать, а просить: живите достойно того звания, которое Бог дал вам. Учитесь любить и прощать, учитесь ЖИТЬ!

 

 
Elupuu Elupuu in english Erzja page Khanty Komi Mari Udmurtia Veps